Андре Агасси биография Andre Agassi

Андре Агасси биография
Андре Агасси биография

Биография Андре Агасси Andre Agassi

Карьера: Теннис
Дата рождения: 29 апреля 1970, знак зодиака телец
Место рождения: США
Андре Агасси — американский спортсмен, теннисист. Родился 29 апреля 1970 года. В 1995-2000 годах Андре Агасси являлся первой ракеткой мира. Андре Агасси имеет 26 подряд выигранных матча на Australian Open.
Андре Агасси был обречен на карьеру теннисиста. Так, задолго до рождения сына решил его папа. А все началось в Тегеране в 1942 году, когда малый Майк (тогда ещё Ману) Агасси — сынишка армянского торговца коврами — залез на дерево подле особняка военной миссии США и увидел, как две белые тетеньки играют в неведомую, но прекрасную игру, перебрасывая ракетками мячик посредством сетку. Мальчуган был в такой степени потрясен и очарован, что свалился вниз прямо на корт. Так теннис вошел в семью Агасси.
Сам Ману при всем при том теннисистом не стал. Тогдашняя тегеранская бытие протекала ни капельки не в эмпиреях и требовала от молодого человека совсем других навыков. Ману записался в боксерскую секцию и весьма резво убедился в насущности такого выбора. Однажды в жилище Агасси ворвались трое грабителей, а через минуту они уже покидали его со сломанными челюстями.
Вскоре маниакально упорный в достижении своих целей Ману добился серьезных спортивных успехов — выиграл чемпионат Иранка и поехал на олимпиаду в Лондон. Европа была для него terra inсognita, и молодого иранца ждало навалом новых открытий и потрясений. Выступил, уместно сказать, Ману полностью прилично, проиграв в четвертьфинале великому венгерскому боксеру Ласло Паппу, будущему чемпиону.
Но главное, состоялось новое рандеву с теннисом. В эти же дни проходил Уимблдонский турнир, и, вестимо, Агасси не преминул употребить случаем взглянуть игру легендарных теннисистов. Удивительное представление разбудило старую влюбленность с новой силой: «Я понял, что мое грядущее полностью связано с теннисом!» Жвручить, истина, оставалось десятилетия… В 1952 году Ману побывал ещё на одной олимпиаде — в Хельсинки, но та поездка ничего путного ему не принесла. Мало того, что он просадил уже во втором круге, так ещё и за все время своего пребывания в Суоми не обнаружил ни одного корта. Дикая держава!
А вскоре Агасси, обладавший природным нюхом на угроза, вынужден был «совершать ноги» из Иранка. Там в очередной раз произошел переворот, и попозже многие из друзей Ману по олимпийской команде попали в застенки шахских спецслужб. Сам же Ману к тому времени уже предусмотрительно был за океаном. Все необходимое для скорого получения американской визы у него наличествовало: он не был коммунистом, имел родственников в Штатах и скопил на черный день немного тысчонок долларов. Родственники, уместно сказать, проживали в Чикаго.
Нужно ли толковать, что парню с железными кулаками в этом легендарном городе скоро нашлась подходящая работенка. Он продолжал боксировать, активно участвовал в «черном тотализаторе» и немного раз нарочно ложился под заведомо больше слабого соперника, получая при этом солидные гроши. Тотализатор, безусловно, курировали гангстеры, и у Агасси вскоре появились дружки и покровители в этой веселой, но суровой среде (в частности, прославленный мафиози Джонни Рокко).
В 1958 году большая их доля была перебита в очередной крупномасштабной гангстерской войне. Уцелевшие же остатки синдиката перебрались в Лас-Вегас, туда же переехал и Майк Агасси по прозвищу Армянский Убийца, как вечно, хватко избежав преследования. Старые друзья встретили его с распростертыми объятиями и подыскали солидную и прибыльную пост помощника генерального менеджера отеля «Цезарь-палас», известного как штаб-квартира крупнейших мафиозных организаций.
Тем не менее Майк не шибко продолжительно проработал на этом посту, променяв его на место директора теннисного клуба в том же отеле. В зарплате он терял без малого вдвое, но зато наконец-то попал в дорогую его сердцу стихию. К тому же сквозь полтора года следом его добровольного «понижения» все руководство отеля, охватывая нового помощника генерального менеджера, было перестреляно наемными убийцами из нью-йоркской Коза Ностра. Агасси-старший в очередной раз вышел сухим из воды…
В Лас-Вегас он приехал уже женатым на скромной кассирше Бетти Джоунс. На нее-то и возлагалась ответственнейшая миссия — произвести на свет будущего чемпиона.
Чемпион длительно не получался. Родились две девочки и сынуля Фил, у которого врачи обнаружили врожденный порок сердца. Короче говоря, совсем никудышный материал для реализации честолюбивых замыслов папаши Майка. Несмотря на эти достаточно обидные подначки судьбы, он решил вкусить ещё раз. Для этой цели он не поскупился и на месяц снял коттедж на Гавайских островах, райском уголке Земли. Это чтоб уже без промаха. 29 апреля 1970 года родился Андре Агасси.
Воспитание чемпиона
Покорнейшая Бетти Агасси была шокирована, переступив с младенцем порог детской. Стены были выкрашены в ядовито-зеленый цвет теннисной лужайки, на младенческую кроватку с них взирали огромные уродливые физиономии — портреты великих теннисистов прошлого. Так крошка должен был проникнуться сознанием предначертанности своего жизненного пути. Полагающиеся ребенку такого возраста погремушки и плюшевые мишки немедля были выброшены, а заменили их, разумеется, ракетки и теннисные мячики.
Майк Агасси как-то поинтересовался у известного теннисного специалиста, с какого возраста нужно приступить заниматься ребенку, чтобы он стал профессиональным игроком. «С пяти, а лучше с четырех лет», — был реакция. Но Майк-то хотел выпестовать из сына не несложно теннисиста, а великого чемпиона, вследствие этого прикинул, что стоит приступить пораньше.
Тренировки Андре начались с пеленок. В буквальном смысле. А в трехлетнем возрасте ему приходилось тренироваться по четыре часа и наносить не менее 800 ударов по мячу. Постепенно поднимая нагрузки, Майк добился того, чтобы сынишка сквозь пару лет делал уже четыре тысячи ударов за двухчасовую утреннюю тренировку.
В пять с половиной лет Андре принял участие в первом своем турнире — чемпионате Лас-Вегаса посреди детей. Естественно, он несложно разделался с соперниками, которые ещё только начинали постигать азы теннисной науки. Агасси же в сравнении с ними мог уже считаться искушенным ветераном.
В это же эдак время в «Цезарь-палас» приехали популярный Род Лэйвер и младой ещё Джимми Коннорс, чтобы сыграть «Матч поколений». Снующий по корту малютка с обрезанной ракеткой привлек чуткость Коннорса, и он согласился вручить немного уроков мальчику. «Случайно» оказавшиеся рядом телевизионщики показали в вечерних новостях сюжет о теннисном вундеркинде, с которым занимается сам Коннорс. Позже, когда Андре стал знаменитым, пленку с 30-минутной записью занятий Майк Агасси продал Эй-би-си за 150 тысяч долларов.
Еще мальчиком Агасси научился извлекать преимущества из своего положения будущей звезды. Он ни при каких обстоятельствах не помогал матери по дому и саду, как это делали его брат и сестры, не убирал в комнате, не бегал за продуктами в маркет под предлогом, что такие пустяки отвлекают его от великой миссии. В школе учился абы как, находя в своем лентяйстве неизменную поддержку отца. Тот полагал, что математике сынуля научится тогда, когда придет время считывать призовые финансы, географию выучит, странствуя по турнирам, а историю… Историю Андре будет творить сам.
Между тем покоренный Лас-Вегас становился тесен для Андрейки, и папаша повез отпрыска в теннисное сердце Америки Калифорнию, где в городке Палм-Спрингс должен был произойти чемпионат штата. Агасси-папа появился в оргкомитете абсолютно вдруг и тоном, выработанным во время гангстерских разборок, потребовал предположить его сынка на турнир. Лексика также была соответствующей.
Организаторы скорее удивились, чем испугались, но шутки с целью решили умилостивить сумасшедшего папашу. Младший Агасси был допущен на турнир, твердо дошел до финала, где просадил какому-то полугреку, что было в особенности обидно. Обидчика звали Пит Сампрас.
Кто мог тогда допустить, что начинается главное теннисное противостояние последнего десятилетия двадцатого века. В глазах публики — противостояние не только спортивное. Самый эпатажный теннисист супротив отличника по поведению. Веселая непристойность супротив добродетельности академической скуки.
Агасси 16 лет! Совсем большой!
То, первое, разгромление Андре заставило Агасси-старшего уйти в себя о хорошем тренере. Собственная квалификация уже не могла снабдить дальнейшего роста мастерства будущего чемпиона. Посоветовавшись со специалистами, Майк решил направить сына в академию Ника Боллетьери во Флориде — самое претенциозное теннисное заведение в мире.
Дядюшка Ник обладает несомненным нюхом на юные дарования, но как собственно тренер-специалист пользуется неоднозначной репутацией. Кроме того, академия известна своими очень либеральными для подобных школ нравами. Стоит вымолвить, что помимо скандалиста Агасси из ее стен вышли такие одиозные личности, как Мари Пирс, крупнотелая француженка с неисчислимой коллекцией любовников, и девочка — короткая юбчонка Анюта Курникова, не выигравшая ни одного турнира, зато полагающая свою задницу самой красивой в мире. Впрочем, это было позже.
А тогда, январской ночью 1984 года, Ника разбудил ночной звонок с другого конца Америки. Звонил Майк. Он был так настойчив, что уговорил Боллетьери принять его талантливого пацана, хотя тот по меркам академии считался уже перестарком.
— Возьмите его к себе, и если не обнаружите никаких способностей к теннису, то можете смело пристрелить меня, я не обижусь. Зачем мне существовать, если мой Андре не будет теннисным чемпионом!
Эта безумная клятва стала решающим аргументом. Впрочем, когда занятие дошло до заключения контракта, Майк торговался, как небольшой лавочник, и сумел скостить цена обучения с 3000 до 800 долларов в месяц (что ни на есть невысокий тариф в истории академии!), потребовав вытурить из программы все предметы, не относящиеся прямо к теннису.
Первые уроки любви
Андре ни капельки не спешил явить особого рвения в изучении теннисных премудростей и весь свой естественный артистизм употребил на отлынивание от занятий. Однако при всем своем дуракавалянии он не мог утаить недюжинный дар, вследствие этого дядюшка Ник как мог терпел выходки юного сорванца, надеясь, что проценты от будущих гонораров Агасси с лихвой компенсируют его мучения. (Как он ошибался! Семейный клан Агасси «кинул» тренера, как только посчитал, что нужда в нем отпала.)
Одевался Андре с восточной крикливой пестротой, экспериментировал с прическами, а в своей комнате повесил колоссальный, на всю стену, портрет полуобнаженной красотки. Красотку звали Брук Шилдс, и подросток Агасси, поди, только во время мастурбационных грез мог вообразить, что эта конфетка станет его женой. Во время инспекции Боллетьери обнаружил в шкафу у Андре единый склад пустых бутылочек из-под виски, текилы и водки.
— Коуч, а вы неужели не знаете, что я коллекционирую такие вот маленькие бутылочки уже немного лет? — воззрение коллекционера являл собой удивительную мешанина наглости и искренней невинности.
Обычно к провинившимся ученикам применялась трудотерапия: кусты подстричь, помыть автоагрегат. Но наказывать таким образом Агасси было себе дороже. После него выровнять кустики не смог бы и что ни на есть искусный садовник, а агрегатина вслед за тем немного дней просыхала на светило… Боллетьери с трудом удерживался, чтобы не надавать парню окончательно непедагогичных подзатыльников.
Профессиональная карьера игрока Андре Агасси началась в 1986 году с турнира в Индианаполисе. Симпатичный, озорной, неистощимый на трюки, шокирующие теннисный истеблишмент, он моментально стал любимцем публики, несмотря на то, что за первые четыре года не выиграл ни одного крупного турнира. Он мог провести блистательный матч, издеваясь над соперником, а мог безвольно просадить теннисисту, стоящему значительно ниже его в рейтинге, но отличающемуся большим усердием.
Боллетьери применял свои отлаженные методы раскрутки. Ник имел весь штат теннисных пиарщиков — журналистов, которым он понемногу приплачивал за хвалебные статьи об академии и ее воспитанниках. В общем, об Агасси начали калякать и чиркать на каждом углу, его стали зазывать на турниры не только в Америке.
В 1987 году Красавчик прилетел в Рим, тот, что произвел на него неизгладимое ощущение. Не исторической пылью Колизея, не собором Святого Петра, не площадями и фонтанами. Раскованные и темпераментные итальянки — вот главная достопримечательность Вечного города, задевшая самые потаенные струны в юном сердце Агасси…
Именно в Риме случился его основополагающий популярный роман. На тренировке он встретил молодую аргентинку Габриэлу Сабатини, считавшуюся первой теннисной красавицей. Одного только обмена взглядами было довольно, чтобы молниеносно запылал восхитительный пламень страсти. Агасси тогда ещё не был суперзвездой, а потому что делил гостиничный номер со своим приятелем Джимом Курье. Рыжеволосый добряк великодушно согласился погулять часиков до одиннадцати и отправился в кинотеатр в …надцатый раз взирать «Индиану Джонса» — для разнообразия на итальянском языке, из которого он знал всего пару слов. Вернувшись в полночь, Джим обнаружил голубков все ещё в постели. Габи, у которой чрезмерная любвеобильность потрясающе сочеталась с католической стыдливостью, с оханьем бросилась в ванную, а Андре взялся отчитывать приятеля…
Впрочем, роман получился скоротечным. Утомленные плотскими утехами, Агасси и Сабатини вылетели из турнира товарищ за другом и разъехались, условившись когда-нибудь воспроизвести пройденные уроки. Увы, фатум такого шанса им больше не дала.
Возмужавший Агасси активно продолжал разрабатывать женскую ниву. Следующей в списке оказалась Эмми Мосс, работавшая таксисткой при казино и попутно занимавшаяся древнейшей профессией. Опытной профессионалке не составило труда увлечь бурлящего гормонами теннисиста. Горячая влюбленность вкупе с походами по дискотекам и казино не способствовала повышению турнирных результатов. Агасси причиной неудач считал придирчивость судей, плохую погоду, коварство соперников, тактические ошибки Боллетьери и т.п. Критику же воспринимал воинственно.
Например, один раз он разразился эдакий тирадой в адрес болельщика, тот, что нелестно высказался по поводу его игры: «А пошел ты!.. Я тебя… Эй ты, раздолбай, зачем бы тебе не опуститься вниз и не стукнуть меня ножом в спину? У вас в Гамбурге любят кромсать теннисистов! Ну, страшила и сынуля шлюхи, спускайся и я … тебя! Ты меня вывел из себя — и я заставлю тебя умыться кровью! Ты — …! Ты — настоящее гамно!» Майкла Чанга, этого терпеливого труженика корта, Агасси назвал потом поражения ему в полуфинале US Open «занозой в заднице». Словом, не церемонился ни с кем.
Кроме того, юный сибарит был царственно щедр на подарки подружке. А семейство Агасси небезосновательно рассчитывала на другое употребление этих средств. Для того чтобы оградить мальчика от дурного влияния, Боллетьери и Агасси-старший, с трудом переваривающие дружбан друга, беспрецедентно объединили усилия.
Андре, привыкший дерзить направо и налево, боялся только одного человека — отца. Но — о, диво — слабость сделала его до того безрассудным, что более того грозные требования родителя не возымели никакого эффекта. Пришлось раскошелиться на частных детективов, которые сняли кино о том, как Эмми также одаривает ласками других любовников. Агасси со слезами на глазах вышвырнул из дома вещи своей возлюбленной.
Впавшему в депрессию Андре требовался чуткий и тактичный утешитель. Таковой отыскался в лице оскароносной кинозвезды Барбры Стрейзанд. Наверное, как раз эту женщину Агасси любил наиболее искренно и возвышенно — рыдал над ее фильмами и песнями, находясь на каком-нибудь турнире на противоположной стороне земного шарика, мог беспрерывно разговаривать с Барброй по телефону по немного часов кряду. Увы, роман тот самый был обречен только на такое, без малого идиллическое, но мимолетное протекание. Все-таки отличалка в возрасте составляла 28 лет. Это по разряду экзотики — более того по меркам Агасси.
Последняя девственница Америки
Зато следующая леди Агасси вошла в его бытие с этакой буржуазной основательностью. Актриса Брук Шилдс, та самая, чье изображение украшало комнату юного теннисиста, была вкупе с Андре шесть лет — с 1993 по 1999 год. Конечно, сложно уверовать, что все это время любвеобильный армянин чурался иных амурных приключений (говорят, что Пит Сампрас порвал со своей первой герлфренд Дэлайной Мюлхари, когда ему предъявили фото любимой в спальне заклятого врага), но титул официальной подружки, а далее и жены с достоинством носила Брук.
Об этой даме имеет толк поведать поподробнее. Собственно, она этакий же продукт воинствующего родительского тщеславия, что и сам Агасси. Только образ папаши Майка в данном случае играла мамочка Терри…
Маленькая Брук начала вкалывать, когда ей чуть-чуть исполнилось шесть месяцев. Угораздило же появиться (в 1965 году) таковый прелестной куколкой. «Боже, какой чудный ребятенок!» — воскликнул Франческо Скавелло, ведущий фотограф журнала «Космополитен», увидев малышку на руках у матери. Дело происходило в рекламном агентстве, куда Брук Шилдс… принесли на конкурс — искали хорошеньких карапузов для рекламы детского мыла. Всех прочих претендентов тут же отослали домой. Так Брук, не произнеся ни единого звука, одержала свою первую победу.
С этого дня Терри Шилдс начала готовить свою дочка в звезды. Девочка рекламировала шампунь и зубную пасту, колготки и ребяческий крем. Длинные шелковистые волосы, блестящий воззрение, безупречно очерченный ротик — Брук казалась существом неземным. Всем своим небесно-ангельским видом, к которому примешивался какой-то нюанс чувственности, никак не сообразный с ее возрастом, она вызывала у зрителей экстаз.
В 12 лет она снялась в своем первом фильме «Прелестное дитя» у режиссера Луи Маля, где сыграла юную проститутку. Согласно сценарию, ее матушка, также дама занятая в сфере услуг для взрослых, решает дорого сбыть невинность дочери: девочку выносят на огромном блюде обнаженной, чтобы собравшиеся клиенты могли дать оценку «товар».
Скандал разыгрался тотчас вслед за тем выхода картины. В пуританских Штатах кино сняли с проката — секс и эротика с участием детей в этом месте караются законом. В 1980 году Брук ещё раз появилась на большом экране в картине Рендела Клейзера «Голубая лагуна». Она сыграла юную жену, оказавшуюся с супругом на необитаемом острове: бродила по тропикам, прикрыв обнаженную грудь роскошными волосами. «Голубая лагуна» стала самым кассовым фильмом года, а юная секс-бомба получила кругленькую сумму в 250 000 долларов.
Тогда-то актриса и привлекла участливость знаменитого модельера и джинсового магната Келвина Клайна. 15-летняя Брук ещё раз вытащила успешный билетик: сам мэтр пригласил ее поработать на его всемирно известную фирму. «Супермодель Брук Шилдс» появилась на телеэкранах в фирменных голубых джинсах. Обольстительно улыбаясь, показывала открытый шкаф, набитый произведениями знаменитого модельера, и кокетливо произносила: «Если бы мои семнадцать «келвинов» могли вещать, они бы такое порассказали»… Реклама была вскоре снята как «навязчивая и не окончательно приличная». Единственное, что успокоило актрису-модель, — это гонорар в 650 000 долларов.
Пресса сплетничала, что Брук с целью денег готова на все, а мамаша по-прежнему торгует дочкой, как заправская бандерша.
Такой образ не способствовал заключению новых контрактов. Ирония судьбы состояла в том, что Брук была чиста, как основополагающий снег. Терри цербером стояла на защите нравственности дочери. Никаких мальчиков, вечеринок с алкоголем и травкой. Стали поговаривать, что Брук стоило бы поменять профессию, покуда не поздненько. Тогда она и поступила в Принстонский универ.
Новоявленной студентке пришлось несладко: сокурсники высмеивали ее за неважную учебу и издевались над скандальным прошлым. Положительным моментом было то, что в престижном Принстоне учились без малого сплошь отпрыски важных персон. Отличная вероятность завязать полезные знакомства и связи!
Тем больше что Терри Шилдс заразилась идеей-фикс: выдать дочка замуж. Понятно, что не за первого встречного. В списке Терри — ни непочатый край ни немного — значились японский принц Хиро Нарухито и наследник князя Монако принц Альберт. Но, хотя оба и благоволили к Брук, жениться на ней не собирались. Первый — из-за свято чтимых традиций (подруга жизни японского императора не может быть иностранкой), второй нетрудно не стремился к брачным узам.
Мамаша Терри продолжила поиски. Главной рекламной приманкой была невинность Брук: «Возможно, она единственная девственница в Голливуде». Впрочем, ехидные журналисты в этом весьма сомневались.
В итоге дочка сама нашла близкое фортуна. Андре Агасси. Мамаша, уразумев, что ей не сделаться членом монаршей семьи, в сущности ничего не имела супротив этого брака. Симпатичный, обеспеченный, именитый. Только картина не вовсе пристойный: банданы дурацкие, серьга в ухе, шорты, в которых он готов щеголять более того на светском приеме. Однако Андре повел себя жестко, заявив, что вносить изменения в своем гардеробе ничего не собирается, а сама Терри будет являться в его доме, только испросив лично у него дозволение…
Свадьба объявлялась и откладывалась, поди, не меньше десятка раз. Несчастные папарацци истомились в ожидании возможности запечатлеть звездную пару в подвенечных нарядах. Наконец 19 апреля 1997 года они обвенчались. Предварительно составив многостраничный контракт, в котором отдельным внушительным параграфом оговаривались отношения Агасси с тещей. Начался медовый месяц, во время которого экс-«первая ракетка» скатился на 141-е местоположение в теннисном рейтинге и не испытывал большого желания вылезать на корт.
Вскоре затем свадьбы начались размолвки. Не скажешь, что их не было до свадьбы, но, чуточку подувшись, Андре делал своей пассии скромненький дар — авто новое или бриллиантик, и влюбленность вспыхивала с новой силой. Но одно занятие добрачное воркование, другое — откровения семейного быта.
Во-первых, Брук не выполнила первое обстоятельство уже упомянутого брачного контракта: не забеременела в первые полгода замужества. Более того, в обозримом будущем она и не сможет растормошить в себе материнские инстинкты. Дело в том, что она снимается в популярнейшем сериале Suddenly Susan, где играет разочаровавшуюся в мужиках лесбиянку. То есть не вывернуть сценарий так, чтобы героиня по ходу дела обзавелась ребеночком. А жертвовать карьерой Брук Шилдс не собирается — не для того она взращена заботливой мамочкой.
Кроме того, до Агасси дошли слухи, что Брук встречалась когда-то с грустно известным плейбоем Доди эль-Файедом и что якобы как раз он лишил девственности «последнюю девственницу Америки». Оскорбленный супруг потребовал от Брук объяснений, а в реакция получил непочтительный факс: «У меня чересчур полно работы, чтобы расходовать время на стирку грязного белья. Иди лучше потренируйся на корте, а то тебя резво более того в «челленджеры» запускать не будут!»
Словом, брак был обречен, а в этом году расторгнут официально. Но диковинно вот что. Если раньше неудачи на личном фронте оборачивались для Андре и поражениями на корте, то в текущее время, разочаровавшись в женушке, Агасси быстро помчался вверх по рейтинговой лестнице. В этом году он снова стал первой ракеткой мира, опережая идущего вторым Евгения Кафельникова больше чем на тысячу очков, и выиграл два турнира Большого Шлема.
Изменился и сам Агасси. Он стал спокойнее, терпимее, экий созерцатель. Андрей Медведев, бывший некогда четвертой ракеткой мира, а следом скатившийся в глубины рейтинга, обратился к нему за советом: как воротить былую мощь? Андре любезно провел со своим тезкой немного психотерапевтических бесед, которые оказали на киевлянина только благотворное влияние. Медведев внезапно вышел в финал Rolan Garros-99, где в упорной борьбе уступил… Агасси.

Добавить комментарий