Елена Андреянова биография Elena Andreyanova

Нет фото
Нет фото

Биография Елена Ивановна Андреянова Elena Andreyanova

Карьера: Артист
Дата рождения: 13 июля 1819, знак зодиака рак
Место рождения: Россия. Российская Федерация
Независимая Газета
Будущая писательница А. Я. Панаева, которой довелось обучаться вкупе с Андреяновой, вспоминала:
«…был час обеда воспитанниц, и дортуар был пустой, оставались только я и Андреянова; в это время неизменно являлся к ней директор; их тихого разговора я не могла чуять, вследствие того что что сидела абсолютно в другом конце огромного дортуара, да и садилась на скамейку между кроватями, так что меня не было видно. Андреянова порой кричала на Гедеонова, выгоняла его вон и более того раз пустила в него танцевальным башмаком. Меня удивляла смелость Андреяновой, но в то же время мне было мило видать, как гроза всех артистов смиренно повиновался ее приказанию.
Андреянова обедала особняком от других воспитанниц: Гедеонов присылал к ней обед от себя с дорогим вином. Через немного времени и Смирновой стали одаривать таковый же обед, чтобы прервать толки при театре о привилегии Андреяновой».
Так с юных лет талантливая танцовщица стала, как говорится в одной из книг по хореографии, «гражданской женой директора театров Гедеонова». Это во многом определило ее дальнейшую судьбу – как с положительной, так и с отрицательной стороны.
Андреянова считалась воспитанницей Истоминой, а с приездом в Россию балетмейстера Филиппо Тальони стала посещать и его класс, где училась у его знаменитой дочери Марии. Училище она закончила удачно и была выпущена из него в апреле 1837 года.
Со следующего года Андреянова уже танцевала главные партии, но завоевать популярность у петербургских зрителей, преклонявшихся перед зарубежной сильфидой Тальони, было непросто. Что ж, судьбина не раз испытывала Андреянову «на прочность»…
Только посредством пять лет Тальони покинула Петербург. С ее отъездом заинтересованность к балетным спектаклям безотложно угас. И тут юная русская балерина решилась сменить вмемирную знаменитость. Часть публики посчитала тот самый шаг свидетельством ее излишней самоуверенности, но вскоре танцовщица доказала свою правоту.
18 декабря 1842 года в Петербурге состоялась премьера балета «Жизель», в котором главную образ исполняла Андреянова. До нее ни одна русская балерина на это не решалась. Воздушный танец первой русской Жизели органично соединялся с пантомимой. Созданный образ поражал драматизмом, в особенности удалась сцена сумасшествия. Критика отмечала потрясающий дар танцовщицы, достоверность ее Жизели. Однако положение ее в театре не изменилось: хотя Андреянова смело танцевала в одних спектаклях с приезжими балеринами и зачастую лучше их, она по-прежнему была ограничена в выборе репертуара – преимуществом пользовались иностранки.
Чтобы целиком выказать свой дар, балерине нужна была другая сцена. В 1843 году она совместно с частью петербургской труппы отправилась в Москву на четырехмесячные гастроли. Зрители встретили танцовщицу враждебно, считая ее соперницей тамошней примы Екатерины Санковской. Театралы шикали и свистели, недовольство на галерке возрастало с каждым спектаклем до того, что властям пришлось помещать в верхние ярусы особый наряд полиции. Но балерину это не испугало. Она повторила свои гастроли в сезоне 1844-1845 годов, познакомив москвичей с балетами «Пери» и «Тень».
После Москвы ее принимали Париж, Гамбург, Брюссель и Милан. Один парижский журнал писал тогда:
«При выходе госпожи Андреяновой на сцену мы с минуту опасались, что она не успеет побороть своего волнения. Но при первых же позах раздались громкие рукоплескания. Черты госпожи Андреяновой исполнены прелести, красоты и достоинства. По изяществу ее фигуры, по правильности ее поз, по гибкости ее движений в текущее время же узнаешь ученицу Тальони. Но госпожа соединяет в себе качества, принадлежащие собственно ей самой: чрезвычайную силу, благородность движений. Словом, дебют г-жи Андреяновой увенчался успехом… Легкость, грация, мощь, пламень – все эти драгоценные и прелестные качества, которыми отличается дар русской танцовщицы, очаровали публику».
В Париже русская балерина смело отказалась от услуг подкупных клакеров. Свидетелем ее триумфа оказался беллетрист Н. И. Греч:
«Андреянова вылетела из кулис и вскоре привела всю залу в экстаз исступленный… Дамы из лож размахивали платками, мужчины вопили… Заставили воспроизвести… Кричат: «Еще раз! Еще!» Андреянова вышла на сцену, осыпанная цветами, и изъявила подготовленность свою выполнить возделение публики, но в то же время с выражением жалости взглянула на танцевавшего с нею Депласа: он выбился из сил, чуть дышал и с трудом подбирал венки, брошенные его счастливой совместнице».
Однако дирекция Парижской оперы не только не заплатила ей за выступления, а, напротив, потребовала… плату за вероятность представить близкое искусство и обрести признание парижского зрителя!
По-иному принимали Андреянову в других городах. Например, счастливый момент в Италии, где она танцевала в «Ла Скала», оказался до того велик, что там были выпущены портреты балерины и отчеканена бронзовая медаль с ее изображением. Такой чести удостаивались тут только Мария Тальони и Фанни Эльслер. В Италии Андреянова для расширения своих профессиональных знаний взяла немного уроков у знаменитого педагога Карло Блазиса.
Вернувшись в Петербург летом 1846 года, балерина с блеском выступила в «Пахите», поставленной сознательно для нее Мариусом Петипа. Но вновь – в тот, что раз! – судьбина приготовила ей трудное опробование. Через два года в Россию приехала очередная европейская знаменитость – Фанни Эльслер. Не желая соперничать со «звездой», покровителем которой считался сам император, Андреянова ещё отправилась в Москву. Тамошние зрители продолжали относиться к ней настороженно; известен нашумевший в родное время скандальный происшествие, когда на сцену во время реверансов Андреяновой прямо к ее ногам была брошена… дохлая черная киска. Правда, на тот самый раз москвичи изменили к ней касательство – «Пахита», «Жизель», «Пери», «Сатанилла» сразили более того поклонников Санковской. Когда балерина покидала городок, с ней приехала проститься и сама московская прима.
В 1852 году Елена Андреянова танцевала в Лондоне, но эти гастроли оказались неудачными: британский зритель не принял русскую артистку. После возвращения на родину балерина с грустью узнала, что в петербургской труппе еще раз иностранка! Знаком протеста разрешается полагать ее поездку в провинцию – Елена Ивановна пригласила обозначиться с собой артистов Большого театра и воспитанниц московской балетной школы. Одесса, Харьков, Полтава, Киев, Воронеж, Тамбов – вот путь этих гастролей. С большим трудом удалось Елене Ивановне выхлопотать у дирекции необходимые костюмы, аксессуары и оркестровые партии. Кордебалет состоял из шестнадцати юных танцовщиц, о которых газета «Одесский вестник» писала:
«Пробегите на афише фамилии их, и вы увидите, что они все до одной – чисто русские. Мы будем рукоплескать не только изящному, но и родному искусству».
Успех, сопровождавший труппу в продолжение всей поездки, натолкнул Андреянову на мысля определить крупный двухактный балет «Бахчисарайский фонтан». Его премьера состоялась в Воронеже. А вскоре артистка узнала, что уволена со службы за ненадобностью… Правда, увольнение это, по тогдашним театральным правилам, было полностью законным: Елена Андреянова прослужила двадцать два года. Все одинаково это явилось для нее ударом. А тут ещё удачно начатые гастроли как снег на голову прервались: в Одессе труппу распустили из-за надвигавшейся войны. Из-за беспечности Елены Ивановны, ведавшей всеми финансовыми и хозяйственными делами, выступления не принесли гастролерам особой денежной прибыли…
Изнурительные поездки по городам, большие физические и нервные перегрузки, пошатнувшиеся материальные дела – все это подорвало самочувствие танцовщицы. Она возвратилась в Петербург, откель сквозь некоторое время выехала за рубеж, уже тяжко больная. Андреянова писала на родину из Рима: «…чего бы, кажется, хотеть – чудная натура, померанцевые деревья, цветы, синее небосвод, песни, неумолкающие всю темное время суток, а все думаешь, как бы возвратиться восвояси и активизировать заново с волками существовать и по-волчьи выть».
Скончалась Елена Ивановна в Париже в октябре 1857 года в возрасте тридцати восьми лет и похоронена на кладбище Пер-Лашез. Согласно завещанию, доля наследства балерины была передана ее сыну А. А. Иванову, воспитаннику театрального училища, а на оставшиеся финансы заказан монумент.

Добавить комментарий