Мина Юдицкая биография

Мина Юдицкая биография
Мина Юдицкая биография

Биография Мина Моисеевна Юдицкая

Карьера: Учитель
Дата рождения: —
Место рождения: Россия. Российская Федерация
Мина Моисеевна Юдицкая позвонила в редакцию «МИГа» в 2001 году и сообщила мне, что была классной руководительницей юного Владимира Путина и обучала его немецкому языку в специализированной 281 школе города Ленинграда. Позвонила автору этих строк, потому что двумя годами позже он вышел из дверей той же школы.
Мы, безусловно, встретились, потолковали, опубликовали. Не боясь показаться нескромным, скажу, что публикация та давняя вызвала огромный отклик, журналисткой заслуги тут никакой, несложно персона героини беседа уж весьма интересна, преподавательница Путина, и на тебе, живет в Израиле с 1973 года.
Впрочем, как водится, потолковали и перестали.
И нежданно-негаданно невообразимый всплеск внимания к скромной персоне Мины Моисеевны. Сейчас, осенью 2007 года, вездесущие журналисты раскопали, что как бы бы Владимир Путин в 2005, побывав с официальным визитом на Земле Обетованной, встретился со своей классной руководительницей и подарил ей квартиру в Тель-Авиве.
Не крайне, признаюсь, поверил, но телефон ее давний реально не функционирует. Новый разыскать оказалось непросто, но удалось.
— Мина Моисеевна, это истина?
— Что аккурат?
— Что Путин купил вам квартиру, что вы с ним встречались?
— Все истина! Наша саммит – это сказка!
— Расскажете?
— Приходите в гости.
Мина Моисеевна диктует адрес. Элитный район, отмечаю про себя. И разумеется, приезжаю. Красивый жилище, уютная квартирка, и типичная представительница питерской интеллигенции встречает меня в дверях.
— Мина Моисеевна, вы великолепно выглядите, на практике, не изменились…
— Вы знаете старинный прикол о трех возрастах женщины? Молодость, зрелость и вы превосходно выглядите.
— Во-первых, я все-таки настаиваю на том, что вы замечательно выглядите. А во-вторых, время-то прекрасное! Вы же сами мне говорили, что мечтаете повидать вашего знаменитого ученика, но понимаете, что это безупречно не реально. Осуществляются, как говорил Жванецкий, мечты! Прекрасное, выходит, время!
— Честно говоря, я и сама не понимаю, как все это приключилось.
— Давайте вкупе понимать.
— Я потому как вправду мечтала заприметить Володю. И не потому что, что он – президент. Я непрерывно вспоминаю, все эти годы, а резво 35 лет, как я живу в Израиле, и нашу школу, и учителей, и учеников, и в первую очередность, свой класс. Он же был в последнем классе, тот, что я выпустила. И был запоминающимся парнем.
— Дзюдоист. Драчлив, поди, был, проблемы создавал?
— Он был спокойным мальчиком, и уж драчлив не был безупречно. Учился славно, проблем с ним не было никаких. Иногда смущенно говорил: «Извините, Мина Моисеевна, я вчера выступал на соревнованиях и не успел подготовиться». Выкручиваться он не любил. А на иной день уже отвечал на превосходно. Спортом он впрямь сильно увлекался, это я неплохо запомнила.
— Ну, это вам он проблем не создавал, немецкий-то он любил. А другим преподавателям? Учиться-то в нашей школе было ой, как нелегко, и отсев был, как в ВУЗах, я-то это неплохо помню.
— Не забывайте, что я была его классным руководителем, и про своих ребят знала все. Нет, он вообще славно учился. Думаю, что особого напряжения сил для этого ему не требовалось. Он приметно выдавался памятью, вот она у него была превосходная. Поэтому он британский в настоящий момент несложно освоил.
— Способности к языкам?
— Нет, без затей память отменная, в самом широком смысле.
— Вот и вас, как выяснилось, не забыл. Ну, не те учителя в нашей школе были, чтобы их терять из виду. А нашел-то он вас как?
— Это ещё кто кого нашел, непростой вопросительный мотив.
— Так, уже занятно. Его-то адрес известен, Москва, Кремль, ваш, прошлый, все-таки менее.
— Я же вам сказала, что старость – не веселье. С ногами у меня скорбь. Вот и сижу, в основном, дома, у телевизора. Увижу Володю, послушаю, и начинаю часами считать, как на эти его слова отреагируют другие мои ученики, как их воспримут. Это в текущий момент служба у меня такая.
— Так не о чем тревожиться, Мина Моисеевна. Популярность российского президента на родине огромна.
— Это я знаю. Меня аккурат мои пацаны беспокоят. А у нас такие язвительные парни встречались, им только попадись на язычок. По телевизору я узнала, что Володя приезжает в Израиль, что будет саммит с ветеранами Великой Отечественной. Я, истина, не ветеран, была в эвакуации, но решила попытать счастья. Взяла все свои документы, пошла в российское Консульство. Очередь там… Отстояла кое-как. Попала на прием к какому-то чиновнику. Стояла долговременно, а обратно меня отправили одним духом и достаточно категорично.
— В смысле, грубо?
— Ну, резковато.
— Понятно. И как Владимир Владимирович разрулил ситуацию?
— Сняла я ксерокопию с того вашего беседа со мной, что вы напечатали тогда, в 2001-м, в газете, и пошла уже в Посольство. А там и очередность поменьше, и разговорчик получился подольше. Сдержанно так со мной беседовали, ничего толком не сказали, зачем-то ещё одну ксерокрпию сняли, и любезно попрощались…
— Хорошо хоть, что уже учтиво.
— Да, но только я ничего не поняла. А посредством два дня подкатывает красивая агрегатина, и приходит ко мне шикарный таковый дядька, сажает в эту машину, я ещё подумала, какой у них водитель представительный. Оказалось, Консул. Привез в Посольство. Приняли тепло, рассказали в деталях, когда саммит будет с президентом Путиным. Отвезли домой. Я волновалась ужасно. Перед встречей заново машину подали, и привезли нас всех в Иерусалим, в гостиница «Кинг Дэвид». Провели в колоссальный зал. Я спросила у кого-то из охранников, где будет сиживать президент. Он отвечает: «Напротив вазы с цветами». А там таблички с фамилиями, кому где размещаться, и смотрю, я напротив него оказываюсь. Вприятель входит Володя! Знаете, он без малого не изменился. То же выражение лица, та же пружинящая, спортивная поступь. Даже привычка как-то по-своему вставать со стула осталась. Он подошел, всем ветеранам руки пожал, а меня расцеловал. Налетели фотокорреспонденты и телеоператоры…
— Ну, вестимо.
— Да, но сел-то он напротив меня, вот они всей толпой за мной и расположились, и начали меня по голове бить…
— То есть, как, простите?
— Да своими этими камерами, невзначай, конечно. Ну, пощелкали, а после этого успокоились, и Володя обратился с речью к ветеранам. Я на него смотрю, и чувствую, что в какое-то необъяснимое состояние впадаю. И слезы лить хочется, нервы, словом, подводят. Володя, тем временем, с ветеранами прощается, наклоняется ко мне, и говорит: «Мина Моисеевна, а с вами мы чаю попьем». А чай там стоит перед каждым, я и решила, что тут попьем. А он встает, прощается со стариками, и идет к выходу. Подходит, помогает мне подняться, и мы выходим в какой-то коридор. Длиннющий коридор, и я не понимаю, куда мы направляемся. И состояние у меня… И мы оказываемся в какой-то комнате, вносят чай, печенье. И меня внезапно прорвало, я начала изъясняться, говорить…
— О чем, Мина Моисеевна?
— В основном, о школе. Что-то припоминать, что-то ему гутарить, расспрашивала его о школе, что в ней изменилось.
— Да ничего в ней в особенности не изменилось. Все такая же. Иных уж нет, к сожалению.
— Вот он так, эдак, и рассказывал. Учителей вспоминал, соучеников. Сказал, что Израиль ему сильно понравился. Я ему говорю, держава – прекрасная, только горячо сильно, спасет меня мазган. Вижу, он напрягся, чувствую, хочет спросить: «Кто?». Поняла, что брякнула невзначай на иврите и пояснила: «Кондиционер, Володя». Потом подарила фотографию старую свою, школьную и написала: «На память о вашей юности и моей молодости». И дату поставила. Он как снег на голову спрашивает, глядя на дату: «Какое в эти дни цифра?». Я говорю: «28 апреля, Володя». Он вскакивает и говорит: «Сегодня же у моей дочери день рождения, а я вовсе заработался и не поздравил. Извините, Мина Моисеевна». Вышел в соседнюю комнату и позвонил. Только вернулся, подходит какая-то дама и по-немецки почему-то сообщает: «Господин Путин, вас ждет президент Израиля Моше Кацав». У женщины юбочка – уж такая мини, короче не бывает». Я поняла, что леди эта – израильтянка, и на иврите ей говорю: «Ну и ноги у вас!». Она отвечает: «Я – бывшая балерина».
— А президенту как ее ноги?
— А президент смотрел на другую даму! Он подарил мне часы с дарственной гравировкой, взял под руку, и мы вкупе подошли к Моше Кацаву, которому Володя представил меня, как свою учительницу. Мы и с ним чуть-чуть поговорили, следом вновь расцеловались с Володей и меня отвезли домой. Еще Володя подарил мне свою книгу, вот я вам в текущее время ее покажу, где так и написал: «С любовью». Дома я затем всего пережитого пребывала в каком-то шоке и продолжительно не могла из него вылезти. Ко мне зачастили корреспонденты из газет разных стран, телевизионщики, а я все никак не могла взять в толк, для чего я им нужна. И в текущий момент не понимаю.
— Ну, Мина Моисеевна, не каждому педагогу удается воспитать президента России.
— Не одна же я его учила!
— Поток посетителей стал спадать?
— На какое-то время – да. Меня систематично навещала пресс-секретарь Посольства России. Я ей пожаловалась на ноги свои, нимало не могу по ступенькам подыматься. Иногда мне более того в шоп не зайти. А вы же помните ту квартиру, как будто, хорошая квартирка, большая, но лестница – легко мне не по силам. Без всякой задней мысли пожаловалась. А посредством пару недель появляется у меня представительный мужик…
— Консул?
— Нет-нет, неизвестный окончательно. Сказал, что работает с президентом России, и тот попросил его поднять мне квартиру с лифтом. «У меня», — говорит, «есть парочка на примете».
— Как зовут представительного, Мина Моисеевна?
— Ну, это необязательно.
— Как скажете.
— Зовет он меня глядеть эти квартиры, а я ни в какую. Неудобно как-то. Уговорил. Я эту безотлагательно и выбрала. Место тихое, балкон, сами видите, хороший, а выхожу-то я из дома нечасто. Море тут чувствуется, оно потому что рядышком. Я и в переезде не участвовала, все за меня сделали. Я, без сомнения, написала Володе сообщение благодарное. И там открыто призналась, что самым ценным подарком для меня по-прежнему остается он сам. Горжусь им. И попросила его оберегать себя, хранить самочувствие.
— Мина Моисеевна, а могли вы тогда, на заре 70-х, представить себе, что ваш ученик Володя Путин станет президентом России?
— Я и в текущее время этого себе не представляю. Он для меня был и остается Володей Путиным.

Добавить комментарий