Николай Андреев биография Nikolay Andreev: Николай Андреев биография Nikolay Andreev

Николай Андреев биография
Николай Андреев биография

Биография Николай Радионович Андреев Nikolay Andreev

Карьера: Генерал
Дата рождения: 7 августа 1921, знак зодиака лев
Место рождения: Россия. Российская Федерация
Герой Советского Союза, генерал — лейтенант. Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», многими медалями.
Родился 7 августа 1921 года в деревне Куроплешево Сланцевского района Ленинградской области. Отец — Андреев Родион Андреевич (1891 г. рожд.). Мать — Андреева Прасковья Федоровна (1891 г. рожд.). Супруга — Андреева Тамара Александровна (1924 г. рожд.). Сын — Андреев Александр Николаевич (1947 г. рожд.). Дочь — Сергеева Татьяна Николаевна (1949 г. рожд.).
Николай до времени приобщился к сельскому труду. Любил исчезать в ночном с лошадьми. После окончания семилетки в 1935 году поступил в Ленинградский дорожно-механический техникум и в 1939 году окончил его. Получил профессия техника по строительству автодорог и мостов. Был направлен по комсомольской путевке в Амурскую область. Работал техником машинно-дорожного отряда. Спустя год был призван в армию.
С эдакий подготовкой рядовым он долгое время не мог, конечно, оставаться. Мог бы поступить и в военное училище. Но о военной карьере ему тогда не думалось. Стал младшим командиром. Служил старательно, работа давалась без труда, скоро прослыл дисциплинированным, сильно ответственным и рачительным воином.
Когда объявляли тревогу — вкупе с экипажем оказывался в парке раньше всех. На бегу думал только о том, как бы поскорей запустить прохладный движок, в особенности в зимнюю стужу. На марше — как бы не пропустить команду, не припоздниться с маневром, на стрельбе — не промахнуться бы… При таком настрое все ему, конечно, удавалось.
Авторитет у него в роте был большой. Сам ротный на учениях вызывал его к себе и советовался, пройдут ли танки по такому-то мосточку, не развалится ли он. На счету Андреева было немного построенных мостов, и он, не без тайной гордости, давал заключение: «Выдержит, друг начальник!» И ни разу не ошибся.
О приближающейся войне в ту пору говорили глухо и осмотрительно, но боевой подготовкой занимались едва ли не до упаду. «Совсем загоняли, более того в выходной покоя нет», — ворчали старослужащие, но Андрееву все как-то было не в тягость. Он не чувствовал ни внутреннего протеста, ни моральной усталости. Томило только навязчивое предчувствие скорой крупный войны. Оно и нисколько окрепло и как бы материализовалось, когда в единственный из первых дней апреля 1941 года начальник роты объявил на построении, что плановые занятия по расписанию отменяются и всем надлежит подготовиться к погрузке в ж-д эшелон, без боевой техники.
Маршрут следования командиры держали в тайне. Может, хотя вообще-то, и сами не знали. Пока ехали — все гадали: куда да на что. А прибыли во Львов, в состав формирующегося 64-го танкового полка. Предстояло заполучить и освоить новую технику — танк Т-34, тот, что тогда считался секретным. Но о его превосходных тактико-технических характеристиках говорили вслух и с восторгом.
Так танкист-дальневосточник сержант Андреев с началом войны оказался на Юго-Западном фронте, тот, что принял на себя удары превосходящих сил немецко-фашистской группы армий «Юг» на юго-западных границах страны. Из впечатлений первых дней войны Андрееву запомнилось, как горячо говорили на состоявшемся в полку митинге о том, что быстро будем в Берлине, и ещё — как возмущалось и негодовало его крестьянское сердце, видя, что немецкие танки, развернувшись в боевой строй, нагло и вероломно шли прямо по неубранному пшеничному полю, безжалостно вминая в землю колосья… С такими наивными эмоциями пришлось шибко резво распроститься. Вскоре Андреев и сам твердо вел свою тридцатьчетверку по нескошенным хлебам навстречу гитлеровской армаде. В первом бою прямым попаданием осколочного снаряда поднял на воздух крытую немецкую машину с солдатами и сообща с механиком-водителем и заряжающим кричал от радости «Ура!». В том же первом бою довелось в конце приметить и удирающих вспять гитлеровцев, покинувших свои горящие танки и автомобили.
Но это было только начало и только здешний, локальный свойский фарт. В дальнейшем что ни день приходилось видать не только битых врагов, но и как горят, как погибают наши, и отдаляться, и пылать, и проливать кровь самому. Судьба, необходимо признать, благоволила Андрееву. Четырежды успешно выбирался он из горящего танка, дважды был ранен и единственный раз контужен и при всем при том в госпиталях продолжительно не залеживался. На молодом теле раны и ожоги заживали скоро. Однажды горящим факелом выпрыгнул из танка в таком виде, что механик-водитель оцепенел: физиономия черное, глаза красные, волосы на голове все сгорели, кожа потрескалась…
«Я ничего не вижу,» — сказал Андреев механику. Но и тут Бог оказался к нему милостив. И зрение восстановилось, и лицом — залюбуешься, и волос по этот день на голове — дай Бог каждому.
Так и дошел танкист-гвардеец Андреев от Львова до Сталинграда… На его боевом счету было уже без малого два десятка вражеских танков, не единственный десяток противотанковых орудий и, как сказано в наградном листе, «большое число мелкого вооружения и пехоты противника». На груди — два ордена Красной Звезды. А приснившийся ему когда-то таран все ещё был спереди.
Лето 1942 года было сухим и невыносимо жарким. Солнце, казалось, стоит прямо над головой. Палило нещадно. Танковая броня так раскалялась, что воспрещено было дотронуться рукой. А внутри танка на марше и в особенности во время боя — ад кромешный… В единственный из таких дней начала августа танкисты 6-й гвардейской бригады долбили кирками и ломами твердую, как гранит, степную целину, оборудуя окопы для танков. Бригада только что была передана из резерва фронта в состав 64-й армии и получила задачу занять оборонительный предел на южных подступах к Сталинграду.
Когда окопы были отрыты и солдаты и офицеры жаждали отдыха, поступил инструкция выдвинуться в район 74-го разъезда, нежданно занятого частью сил 14-й немецкой танковой дивизии, и контратаковать противника, возродить положение. Командир бригады полковник Кричман возложил эту задачу на основополагающий танковый батальон, в котором гвардии лейтенант Андреев командовал взводом тридцатьчетверок.
Авиация противника массированными налетами непрерывно бомбила (вот ещё чем нехороша была солнечная погода — простором для вражеской авиации!) боевые порядки наших танков. Во время атаки танк Андреева первым ворвался на разъезд и тут же столкнулся с колонной немецких танков, состоящей из двадцати машин. «Тов. Андреев, — говорится в представлении его к званию Героя, — не растерялся и не уклонился от боя с двадцатью танками противника. Развернув свой танк, т. Андреев на высшей передаче направил его вдоль по колонне танков противника, расстреливая их в упор огнем из пушки».
Вслед за танком Андреева шли на здоровый скорости машины его взвода, экипажи которых возглавляли меньшой лейтенант Чихунов и старшой сержант Дементьев. Развернув пушки под прямым углом к направлению движения, они снаряд за снарядом посылали в камуфлированные борта вражеских машин. Гитлеровцы таковой дерзости -чтобы трое супротив двадцати! — не ожидали и замешкались. Пять их танков пылали, наводя боязнь и панику.
В единственный из моментов боя, когда в дыму и пыли все смешалось, Андреев нежданно-негаданно услышал рев своего механика-водителя старшины Каманова:
— Командир, гляди по курсу!
— Крутанул я туда агрегат наблюдения, — рассказывает Андреев, — и вижу: прет прямо на нас фашистский танк и целится пушкой в свойский борт. А у меня в это время пушка была повернута на борт и не заряжена. Понял я, что не успею повернуть башню, как супостат выстрелит. На раздумье, на принятие решения у меня было одно миг. Ни промедлить, ни попробовать покинуть не было никакой возможности, фашисты расстреляли бы нас в упор. Все это пронеслось в голове молниеносно. И я скомандовал механику-водителю :
— Петя, бей его тараном! Взревел двигатель, Каманов рывком кинул машину на вражеский танк. В это время фашист пальнул, его снаряд скользнул по нашей башне, вызвал внутри нее сноп искр и рикошетом ушел вверх. И тут последовал мощный потрясение, заскрежетала сталь по стали. Тридцатьчетверка всей своей многотонной массой обрушилась на врага… От удара сорвался с крепления прицел, ослабла гусеница, согнулся ствол лобового пулемета…
А махач за разъезд продолжался. Его вела уже вся бригада. Разъезд дважды переходил из рук в руки. Но немцы за весь день к Сталинграду не приблизились.
5 ноября 1942 года Николаю Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны Н. Р. Андреев окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Служил в Советской Армии на различных командных и штабных должностях. В отставку вышел в звании генерал-лейтенанта.
Герой Советского Союза Н. Р. Андреев награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», многими медалями.
Являясь большим книголюбом, собрал обширную домашнюю библиотеку.
Проживает в Москве.

Добавить комментарий