Юлия Янина биография

Юлия Янина биография
Юлия Янина биография

Биография Юлия Янина

Карьера: Модельер
Дата рождения: —
Место рождения: Саратов, Россия. Российская Федерация
Гармония в работе во многом основывается на личном счастье. Своего мужа, Евгения, Юля считает самым надежным другом и незаменимым помощником в работе, человеком дарующим ей душевный и бытовой комфорт.
-Как происходит появление ваших моделей, коллекций?
-Обычно я делаю весьма полно эскизов, рисую одну и ту же вещь бесконечно, а следом выбираю лучшее. Но аккурат начальный вариант весьма нередко оказывается лучшим! Потом доходит до работы с тканями (всю дорогу высшего качества), многое создается и муляжным способом. Вдохновение приходит отовсюду: из путешествий, книг, музыки, но главным для меня все одинаково остается тот джентльмен, та индивидуальность, которой предназначена вещь.
-Какой была ваша первая вещь?
-Конечно, я сшила ее себе! В старших классах школы, это была такая простая фольклорная кофточка с вышивкой. Я носила ее с джинсами, и это было сильно смело. Тогда я впервой поняла, что нестандартное привлекает участливость, стоит приложить только мало усилий; оттого что та вещичка была вовсе элементарный, сшитой практически из двух квадратов ткани.
-Вы вечно любили шить?
-Нет, как раз напротив. Шить я нимало не любила, открыто говоря. Представляла себе таковый безукоризненный образ модельера, тот, что занимается только эскизами. Это заслуга мамы — она по-хорошему «приземлила» меня, привила мне необходимую привычку к шитью. Она была здоровущий модницей и всю дорогу одевалась у портних. Уже лет в 15-16 мне не нравилась стандартная одежка из советских магазинов, и мамаша позволяла мне шить у портних по собственным эскизам. А окончательно уж в далеком детстве у меня была настоящая мания: единый отряд кукол и пупсов, которых бесконечно наряжала (сама, конечно, шила).
-Сложно ли сделаться модельером?
-Я всю дорогу любила живописать, но ни при каких обстоятельствах не предполагала, что стану модельером. После художественной школы я, в силу разных обстоятельств, не поступила в Московский технологический институт. Поначалу мне казалось это сильнейшим горем, нетрудно ударом; одной из лучших учениц сходить не в вуз, а в училище! Только через годы я оценила всю ценность тех уникальных навыков, ту практику кроя и шитья, которые я там получила. Недавно меня спросили, как же мне удалось все это соорудить — здание, репутацию, круг клиенток, порядок? В общем-то, ничего особенного, просто-напросто… на это ушло 10 лет. Ничего не дается легко так, все надобно получить, и открыто, а манны небесной и золотого дождя нет!
-Мода и 80-е годы, застой, периферия… Как это могло сочетаться?
-Тогда, конечно, было весьма тяжко — ни информации, ни возможностей. Мы, немного художников-конструкторов, объединились и своими силами пытались что-то изменять, продвигать в нашем «общем модном деле». Мы считали, что обязаны нести культуру в массы, «активизировать пламень на себя», то есть являть собственным примером. Одевались так, как считали нужным, и на улице неизменно вызывали шок своим видом. Причем это нисколько не значит, что мы выглядели вычурно, чрезмерно экстравагантно, ни капельки. Просто любые добро одетые люди воспринимались как изгои. Это была настоящая схватка, и я чувствовала, что должна это действовать. Не раз возвращалась домой со слезами: ну зачем, отчего в мире так полно агрессии?
-Как вы решили перебраться в Москву?
-Когда уже в 1989 году мне удалось вскрыть свою частную фирму «Юля», большинство клиентов было аккурат из Москвы. Надо было весьма хоть отбавляй вкалывать, чтобы элементарно выживать, но это была прекрасная учебное заведение. И когда стало излишне сложно всегда колесить, да это ещё и совпало с перестройкой, когда тут забурлила существование, хлынул поток информации, интересных событий, возможностей, мы с семьей приняли заключение перебраться в столицу. Первым салоном стала наша съемная квартира; посиделки на кухне, разговоры между примерками — собственно, таковой по-хорошему «домашний», собственный манера остается у нас до сих пор.
-Зачем Вам, хозяйке престижного салона, тот, что с трудом справляется с заказами, давать ещё две сезонные коллекции ежегодно?
-Первую коллекцию я показала в начале 90-х в популярном тогда клубе «Арлекино». Как эдакий ее не было, но Алексей Данилов предложил мне как-то справить свои вещи на единственный конец дня с клиентов и учинить показ. Все пошли навстречу и, к моему удивлению, показ приняли на редкость славно.
Сезонные коллекции — стимул для нашего Дома. Ведь мы обязаны быть выше наших клиентов в творческом плане, художник всю дорогу авторитет. Никого не интересует, по каким причинам ты не сделала коллекцию, если ты работаешь, значит она должна быть у тебя, если ты развиваешься — представь тому доказательства. Можно всецело и целиком посвятить себя заказам, клиентам, получать себе на ломоть хлеба с маслом, но так ты будешь оставаться на месте. Без эволюции нет творчества. Моя визитная карточка — брючный наряд. Любая дама, которая ко мне попадает, независимо от пропорций, его имеет. Это шибко сложная по исполнению конструкция, и мы гордимся, что это первая вещь, которую мы делаем новому человеку
-Что больше всего радует в работе?
-Я стопудово уверена, что сделаю женщину эффектнее, чем она есть. Это в моих силах, и я счастлива, что и мои клиентки мне полагаются. Раньше, по молодости, я волновалась, суетилась, придумывала для клиентки разные версии, сравнивала. Сейчас я смотрю на человека чутко и точь-в-точь знаю, что нужно. В молодости больше самоутверждаешься, мечтаешь о славе, которой нет. Но вот она — и она уже не нужна тебе, ты нашел другое, истинное наслаждение. Только через годы идет обратная реакция: начинаешь пользоваться плодами предыдущих жертв, работ, удач и ошибок. И если воистину выкладываешься, если честен в своем ремесле, это непременно дает отдачу. Те перемены, преображения, которые происходят с женщинами потом встречи с нашим домом,- реальный импульс для меня! Мне более того порой несподручно от тех ощущений, которые я получаю. Казалось бы, прошло уже столь лет, но «свежесть» ощущений не проходит.
-Не жалеете ли вы о каких-то упущенных возможностях, заманчивых предложениях?
-Я не жалею ни об одном предложении, от которого отказывалась, каждое для меня как награда, признание. Мне не приходилось сражаться с искушением, крушить себя. Я неизменно как собак нерезаных размышляю и стараюсь не пренебрегать своими принципами. Наверное, этим я обязана серьезному кризису, происшедшему со мной в юности. На меня, тогдашнюю девочку «в розовых очках», свалилось невпроворот испытаний. Произошла настоящая переоценка ценностей. Я стала глубже обозревать на бытие, на людей, лучше их разуметь. У каждого свой тракт, свои приоритеты: разрешается отдать свою свободу — /и в какой-то миг твои партнеры все одинаково будут диктовать свои условия, в силу того что что ты от них зависишь. Я творю в тех рамках, которые устанавливаю сама. Мы расширяемся, открываем бутик, но не оттого, что мы «удачливые», а потому что, что заработали это. Настал мой черед.
-Откуда вы черпаете силы?
-Моя главная помощь и опора — супруг Евгений. Он не только коммерческий управляющий салона Юлии Яниной, без него мое творчестве было бы нельзя. В работу я вкладываю крайне навалом сил, и физических, и душевных. Для полноценной самоотдачи мне необходим источник энергии, и этим источником с 16 лет для меня является Евгений.
-Ваши авторитеты в моде?
-Кристиан Диор и Шанель. Я этакий дядя, которому нужно обозревать фильмы с хэппи-эндом; посмотришь, и кажется, разрешено горы повернутьповоротить. Габриель Шанель прошла потрясающий дорога, она сделала себя. Несмотря на все, что ей пришлось миновать, из ничего — на самый-самый верх. Совсем прочий милый образ — Диор. Такой ранимый, лиричный, ясный джентльмен, выплеснувший миру ослепительную красоту. Вообще, финал 40-х, 50-е для меня эталон красоты.
-Кто в дружеском и профессионально отношении вам симпатичен из российских коллег?
-Пожалуй, из всех я выделила бы Игоря Чапурина и Андрея Шарова.
-Как вы одеваетесь — шьете сама или ходите по магазинам?
-Это принципиальный вопросительный мотив — я всю дорогу в собственных моделях. Сама себе демонстрационная ячейка (смеется).
-О чем вы мечтаете?
-Моя греза — эта мое настоящее. Я долговременно мечтала об идеальном Доме моды, о свободном творчестве. И не нетрудно мечтала, а верила — и ныне моя греза воплотилась в бытие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *